Мириам Гесснер: «Это был трудный период, за время которого я выросла как личность»

Мириам Гесснер: «Это был трудный период, за время которого я выросла как личность»


Мириам Гесснер

Пережившая тяжелую травму и последующие трудные времена Мириам Гесснер в интервью Spox рассказала, как на ней отразилось произошедшее и как ей помогла Магдалена Нойнер, призналась, что из-за большого количества медикаментов ощущала себя в другом мире, назвала боли частью себя и отвергла предложение продолжать карьеру до 2022 года. Перевод от Allbiathlon.com.

- Мириам, в первую очередь, как дела?

- Спасибо, все хорошо. День ото дня я замечаю, как становится лучше. Сейчас чувствую, что снова могу быть в спорте. Сначала это было настоящим мучением, потому что тренировки проходили не так, как я себе представляла. Сейчас же снова получаю удовольствие, постепенно форма возвращается. Поэтому надеюсь, что этой зимой смогу выступить на Кубке мира. Хорошая новость: я полностью расслаблена. Я не ощущаю никакого давления, потому что этой зимой от меня действительно никто ничего не ожидает.

 - Ваше ужасное падение с велосипеда было драматичным. Речь шла не о том, сможете ли Вы заниматься спортом, а о том, будете ли Вы вообще ходить.

- Верно. Часть воспоминаний у меня отсутствует, я пыталась самостоятельно подняться, но не помню этого. Для моей сестры, которая там была, вероятно, все было еще хуже, чем для меня. Было тяжело. В тот момент я не знала, что со мной будет дальше. Сначала было просто невероятно больно, но затем ситуация стала анализироваться в голове. Я спрашивала себя, смогу ли когда-нибудь снова ходить. По-настоящему я осознала произошедшее чуть позже. Для меня это была действительно очень трудная фаза. Хуже просто и быть не могло.

 - Как на Вас отразилось пережитое?

- Возможно, это прозвучит глупо, но я стала более благодарной. Благодарной за мелочи, за более сознательную жизнь — такие слова всегда слышишь, когда подобное происходит, но это действительно так. Безусловно, ты меняешься, начинаешь смотреть на вещи не как на сами собой разумеющиеся, ценишь их гораздо больше. Когда я снова смогла ходить, то была невероятна счастлива. Или когда впервые смогла просидеть пять минут на велотренажере -  я почти расплакалась от счастья. Раньше я не могла представить, что что-то подобное может сделать меня счастливой. Теперь я могу гораздо четче классифицировать важные в этой жизни вещи. Как важно здоровье и какое огромное место в моей жизни занимает спорт, но и спорт — это еще не все. Это был трудный период, за время которого я выросла как личность. Я многому научилась и даже смогла вынести позитив.

 - Вы известны как радостный человек, сейчас же стали более задумчивой из-за произошедшего?

- Не сказала бы, что стала более задумчивой. Мне очень повезло, что у меня есть семья и отличные друзья, которые невероятно меня поддерживают. Безусловно, первое время мне было очень трудно. Из-за сильных болей мне приходилось принимать столько таблеток, что я будто бы жила в своем собственном мире. У меня снова и снова случались ужасные дни. Как-то я завершила тренировку уже через пять минут, сказав себе: «Черт, ничего не получается».

 - Вы упомянули своих друзей, к числу которых принадлежит и Магдалена Нойнер.

- Лена мне очень сильно помогала все это время. Она постоянно меня посещала и очень мило обо мне заботилась. Лена для меня очень особенный человек, имеющий большое значение в моей жизни. И речь тут не о невероятной спортсменке, какой она была, это совсем другая история. Я никогда не представляла себя в качестве ее преемницы. Лена — это Лена. А я это я.

 - После аварии Вы провели несколько недель на Мертвом море. Как Вам это помогло?

- На меня это хорошо подействовало, особенно на голову. На тот момент я могла делать не слишком многое, собственно, лишь много лежать в воде и на пляже. Говорят, Мертвое море обладает особой целительной силой. Я постаралась заставить эту силу подействовать на мое тело. Со мной также была и сестра, так как одна я бы там очень быстро заскучала.

 - После Вы были в Норвегии, где работали над стрельбой с Йоаром Химле. Получен ли ожидаемый эффект?

- СМИ несколько раздули эту историю. Это была небольшая помощь по дружбе. Предложение было сделано еще несколько лет назад, но у нас никак не совпадало время. В этот раз у меня появилась хорошая возможность, поэтому я отправилась к нему. Конечно, я кое-чему научилась, но это не было чем-то таким невероятным, как иногда представляют.

 - Сейчас Ваша жизнь определяется множеством посещений врачей и физиотерапевтов. Это иногда должно раздражать, не так ли?

- Иногда бывает и так. Когда я должна попасть на один прием, а следом еще и на другой, то это уже слишком. Сейчас мой день действительно регулирует не тренировка: походы к врачам доминируют. Я получаю недельный план с указанием того, когда и где должна быть. Затем как-то все вместе соединяю.

 - Насколько сильны боли, которые Вы до сих пор испытываете?

- У меня длительные боли. Когда я утром просыпаюсь, чтобы перевернуться на другой бок или встать, то боль уже тут как тут. Иногда эта боль остается со мной на весь день, и так будет еще очень долго. Я с нетерпением жду того дня, когда смогу ворочаться в кровати, не испытывая при этом боли, это будет прекрасно. Но на данный момент боль — это часть меня. Самое важное, это то, что больше ничего не может произойти. То есть боль присутствует, но ничего не может сломаться.

 - Как далеко распространяются Ваши планы?

- Не слишком далеко. Я планирую день за днем, максимум на неделю. Дальше пока не знаю. Надеюсь, что мне будет по силам отправиться в ноябре на сбор в Норвегию вместе с командой.

 - Логично, что большой целью является Сочи. Насколько Вас мотивируют Олимпийские игры?

- Если бы у меня не было цели снова выступать на Кубке мира или выиграть медаль на Олимпиаде, то я бы уже завершила карьеру. Предыдущие месяцы для меня были слишком тяжелыми. Мне нужна цель, чтобы подниматься каждое утро и мучить себя, несмотря на боль. Я хочу снова очень быстро бегать и стрелять, это моя задача. Кроме того, хочу выиграть олимпийскую медаль. Это по-прежнему моя мечта.

 - 10 ноября пройдет голосование, на котором решится, будет ли Германия подавать заявку на проведение Игр-2022.

- Я уже проголосовала! В этот день меня точно не будет дома. Одно я могу сказать с уверенностью: в 2022 году я уже не буду выступающей спортсменкой.

 - Почему? Вам будет всего 31 год, все возможно.

- Забудьте это. В 2022 году я уже не буду спортсменкой.


система комментирования CACKLE

Объявления партнёров