Уле Айнар Бьорндален: «Если ты отступаешь от своего плана, то сразу же обжигаешься»

Уле Айнар Бьорндален: «Если ты отступаешь от своего плана, то сразу же обжигаешься»


Уле Айнар Бьорндален

Перед началом своего последнего сезона Уле Айнар Бьорндален в эфире канала ZDF дал собственное определение Олимпийским играм, вспомнил лучшие и худшие моменты своей карьеры, объяснил важность ментальных тренировок, сравнил хождение по углям со стрельбой и назвал страх очень важным элементом успешного выступления. Перевод от Allbiathlon.com.

 - Как Вы пришли к идее покупки дома на колесах?

- В первую очередь, эта идея исходила из того, что я занимаюсь спортом и долгое время бываю вне дома. Также я заметил, что мне нужно место для восстановления после тренировок, и подумал, что надо как-то экономить время. Я должен ежедневно много тренироваться, и для восстановления организма остается не так уж много времени. С домом на колесах, который можно поставить рядом со стрельбищем, я ежедневно экономлю минимум одни час. Я могу раньше начать есть, раньше лечь спать и, соответственно, раньше вставать утром.

 - Какая у Вас цель в Ваши 39 лет?

- В первую очередь, быть отлично подготовленным к сезону. Это моя большая цель. В последние годы у меня было значительное отставание. В основном это связано с травмой спины. В это межсезонье я смог полностью сфокусироваться на тренировках. Кроме того, к моим целям относится достижение пика формы на Олимпиаде. А там уж посмотрим.

 - В чем секрет успешности Ваших тренировок на высоте?

- Мне очень хорошо удаются тренировки на высокогорье. У каждого атлета свое представление о такой подготовке. Кому-то три недели на высоте кажутся слишком большим периодом, мне же они просто необходимы. Две недели — это слишком мало для меня. Для подготовки к Олимпиаде мне нужны пять сборов на высоте — таков мой план.

 - Вы уже достигли всех возможных высот в биатлоне: олимпийское золото, медали чемпионатов мира, победы в общем зачете Кубка мира. Как Вам удается и дальше себя мотивировать?

- Да, я уже многого достиг. Думаю, это связано с моим взрослением, целями, которые я себе изначально поставил. Мой вид спорта доставляет мне массу удовольствия. Биатлон достаточно юн, он может еще развиваться во многих отношениях: стрельба, лыжный ход и так далее. Мне это все безумно интересно. Кроме того, мне нравится работать с людьми, создавать команду с лучшими тренерами, сервисменами и материалом. Повторюсь, мне это все крайне интересно. Не будем забывать и про Олимпиаду. У меня все еще есть олимпийские мечты.

 - Что вообще значит для Вас Олимпиада?

- Для меня это большой вызов, который случается раз в четыре года. В эти десять дней необходимо быть на пике формы, чего не так уж легко достичь. Надо быть очень хорошо готовым. Травмы и болезни возможны лишь в минимальных количествах, если ты рассчитываешь на медаль. На Играх много шумихи — внимание со стороны СМИ гораздо больше, чем на чемпионатах мира. Все это очень непросто. Немногим атлетам удается с этим справиться. Если у тебя есть все необходимые показатели, то тебе легко. Если же в этом момент у тебя что-то не получается, то тебе невероятно тяжело. Таково реальное давление. Мне очень нравится, что между Олимпиадами есть четыре года для правильной подготовки.

 - Уже практически двадцать лет Вы выступаете на высоком уровне. Какие моменты Вашей карьеры были самыми прекрасными?

- Безусловно, это первое олимпийское золото в Нагано в 1998 году. Я могу вспомнить каждую минуту той гонки, каждый поворот той трассы. Для меня это было как вчера. Это стало одним из самых прекрасных моментов моей жизни.

 - Что было худшим моментом Вашей спортивной карьеры?

- Собственно говоря, таких момента два. Я долго боролся за первое звание чемпиона мира и провел около 26-ти гонок на чемпионатах мира, прежде чем выиграл золотую медаль. В 2001 году в Словении я был очень близок к победе. Тогда я шел на последнем круге вместе с Рафаэлем Пуаре, мы оба были одинаково сильны, но перед финишем я упал и потерял свое золото. Да, я выиграл серебро, но оно для меня ровным счетом ничего не значило. Это был ужасный момент, потому что я был в топ-форме и имел возможность выиграть свое первое звание чемпиона мира.

Второй момент случился пару лет назад, когда у меня были проблемы со спиной. Это было очень напряженное для меня время. Я провел десять дней в больнице и потерял много тренировочных часов. Месяц ушел на то, чтобы я смог начать просто гулять. Это было тяжело, но, уверен, что все осталось позади.

 - Сколько времени у Вас уходит на умственные тренировки?

- Мне умственные тренировки нужны для достижения баланса в организме и в голове, а также для того, чтобы выжать из себя все силы, необходимые в данный момент. Эти тренировки я делаю не только во время спортивных моментов, но и в личной жизни, в окружающей себя среде: с друзьями, семьей, коллегами по сборной. Для меня это самые важные тренировки. Сами гонки в этом плане играют крайне малую роль — максимум, 10 процентов от всех умственных тренировок.

 - Зачем Вам хождение по горящим углям?

- А зачем вообще делаются глупые вещи (смеется)? С точки зрения логики, это глупое действие. Можно обжечься, можно получить травму. Однако если есть уверенность, что ты сможешь, то все получается. В этот момент и тренируется твоя уверенность в том, что это не так уж опасно. Логически, последствия могут быть велики, но в этот момент мне не страшно, я умственно преодолеваю препятствие и затем делаю это физически. Я сравниваю хождение по углям со стрельбой: необходимо придерживаться своего плана, сфокусироваться на нем. В стрельбе у тебя есть техника, а в хождении по углям — тактика. Если ты отступаешь от своего плана, то сразу же обжигаешься, а в стрельбе — промахиваешься. Последний раз я ходил по углям летом, тогда у меня не было пузырей на ногах или каких-либо других проблем. Я смог хорошо сфокусироваться, а после без проблем отстрелял. Мне удалось так соединить эти два действия: сначала прошелся по углям, а после отправился стрелять. Это очень тяжело, нужно пройти путь от боли до отличной моторики в стрельбе. Но биатлон и сам похож на это, но к нему можно подготовиться обычными тренировками, а к горящим углям — нет.

- Испытываете ли Вы хоть иногда страх?

- Я должен бояться. Если я не испытываю страх, то у меня нет никаких шансов провести отличную гонку. Перед каждой гонкой я должен бояться. Не очень сильно — немного страха достаточно.

 - Есть ли у Вас страх перед мишенями?

- Да, хорошо, когда он есть, потому что ты можешь сфокусироваться на тех мелочах, который важны в данный конкретный момент времени. Если ты не боишься и думаешь, что все прекрасно, то тогда случаются промахи или ты начинаешь лениться на трассе.

 - Вы уже точно знаете, когда завершите карьеру?

Да, это случится после Олимпиады. Думаю, это будет очень тяжело. Действительно очень тяжело.


система комментирования CACKLE

Объявления партнёров